Главная страница

Формирование русского      движения в Крыму
      Русский Крым

О Русской общине Крыма
      Этапы становления
      Принципы деятельности
      Структура
      Мероприятия
      Устав

Символика
      Флаг
      Герб
      Гимн

Председатель

Руководящие органы

Исполком

Региональные организации

Партнеры
      Партия «Русское Единство»
      Движение МОЛОДЫЕ

Наша работа
      Законодательные инициативы
      План работы
      Отчёты о работе

Как вступить?

Почётные члены общины

Книга памяти

Газета «Русский Мир»

Фотоальбом

Мы в социальных сетях

Контакты
      Республиканский офис
      Обратная связь
      Наши баннеры

Архив новостей
      2004-2008 гг.
      2007-2008 гг.
      2008-2012 гг.

Полезные ссылки



 НОВОСТИ 
Начало раздела

27.02.08 Тенденции и механизмы коллаборационизма

26 февраля в центральном офисе Русской общины Крыма – Русском доме – состоялось очередное заседание Научных собраний крымских ученых (историков, политологов, социологов, философов и др.), которое было организовано Институтом стран СНГ в Крыму совместно с Русской общиной Крыма. С базовым докладом выступил доцент кафедры украиноведения Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского Олег Валентинович Романько. Тема доклада – «Крымско-татарский политический коллаборационизм в годы Второй мировой войны». В обсуждении доклада О.В. Романько приняли участие крымские ученые, журналисты, политики.

Публикуем тезисы данного доклада.


Романько О.В.,  канд.ист.наук

Крымско-татарский политический коллаборационизм в годы Второй мировой войны
(тезисы доклада)

    Осенью 1941 г. на территории оккупированного немцами Крыма началось создание крымско-татарских мусульманских комитетов – одной из форм прогерманских коллаборационистских организаций. На первый взгляд, это было вполне заурядное событие: в том или ином виде подобные организации создавались во всех подконтрольных Третьему рейху регионах СССР. Тем не менее, именно сотрудничество крымско-татарских националистов с военно-политическим руководством Германии как в капле воды отразило все противоречия ее «восточной политики». И отсутствие единой концепции этой политики, и борьбу националистов за предоставление широких политических прав, и недоверие различных немецких инстанций к представителям антисоветской эмиграции, и конфликты этих инстанций за влияние на националистические организации. Наконец, деятельность крымско-татарских коллаборационистских организаций является показательной с точки зрения использования исламского фактора во внешней политике нацистов.
    Мусульманские комитеты были весьма ограничены в своей деятельности.  Их деятельность можно свести к трем основным направлениям:
• помощь в организации татарских коллаборационистских формирований (и все, что с этим связано);
• пропагандистская обработка крымско-татарского населения;
• посредничество и контроль над распределением экономических льгот, предоставленных  татарскому населению германскими оккупационными властями.
    Тем не менее, несмотря на полный запрет политической деятельности со стороны немецкой оккупационной администрации, лидеры крымско-татарских националистов не оставляли надежды получить более широкие полномочия, вплоть до провозглашения в Крыму татарского государства и создания собственной национальной армии. Эта «борьба» имела два этапа, которые по месту действия можно условно назвать «крымским» и «немецким».
    Первый этап продолжался с переменным успехом до апреля-мая 1944 г. и закончился полным поражением крымско-татарских националистов – никаких прав от немцев им добиться не удалось. Важной чертой этого этапа является разделение националистического лагеря на две группировки: крайних коллаборационистов и сторонников «третьей силы». Роль первой сводилась к обычному пособничеству оккупантам. Вторая связана с именем видного деятеля национального движения А. Озенбашлы, отстаивавшего путь крымско-татарского народа между «гитлеризмом и сталинизмом». Эта группа потерпела поражение, что не могло не сказаться на общем итоге первого этапа.
    «Борьбы за полномочия» татарских комитетов и немецкой оккупационной администрации носила, в целом, мирный характер. Однако в ходе нее было несколько кульминационных моментов, когда налицо бы явный конфликт. Это:
• так называемая «компания меморандумов»,
• вопрос о воссоздании крымского Муфтиата и
• взаимоотношения с представителями крымско-татарской эмиграции.   
    Лето 1944 – весна 1945 г. – второй этап борьбы за политические права, который связан с деятельностью Крымско-татарского национального центра и Э. Кырымала. К осени 1944 г. он остался единственным более или менее авторитетным крымско-татарским деятелем, признанным Германией. Но, фактически, он уже никого не представлял: Крым снова находился под советской властью, а численность крымско-татарских добровольцев в германских вооруженных силах и «восточных рабочих» на территории Рейха измерялась несколькими тысячами. 17 марта 1945 г. Кырымал и его комитет были признаны правительством Третьего рейха «единственным представителем (политическим и дипломатическим) крымско-татарского народа». Однако в условиях военного поражения Германии это признание являлось обычной фикцией.
    Таков, в целом, был итог политического сотрудничества крымско-татарских националистов с руководством Третьего рейха. И, следует признать, итог неутешительный. Вся история взаимоотношений нацистского военно-политического руководства с национальным движением крымских татар в годы Второй мировой войны свидетельствует о том, что оно не рассматривало их в качестве равноправного союзника. И мусульманские комитеты на территории полуострова, и центр на территории Германии были нужны немцам, прежде всего, как инструмент оккупации, национальной политики или пропаганды, при помощи которого они собирались влиять на основную массу татарского населения (и нетатарского тоже) в тех или иных целях. Еще одной стороной существования крымско-татарского национального движения было его незавидное положение «разменной монеты» в борьбе полномочий между различными властными структурами Третьего рейха. Наконец, немаловажна роль этих организаций, как политического противовеса так называемому Русскому освободительному движению генерала Власова, претендовавшему на лидерство во всем антисталинском протесте. Естественно, что в такой ситуации все надежды крымско-татарских политиков на создание независимого государства и его неотъемлемых атрибутов (парламент, правительство, армия и т.п.) оказались весьма призрачны, а крымско-татарский народ заплатил очень высокую цену за политическую недальновидность и просчеты своей элиты.     


Прочитана: 4759 раз



Русское единство - всекрымское движение

Движение Молодые

Козенко Андрей Дмитриевич

Русские на Украине


  WEBEX