Подпишись на новости!
Главная страница

Формирование русского      движения в Крыму
      Русский Крым

О Русской общине Крыма
      Этапы становления
      Принципы деятельности
      Структура
      Мероприятия
      Устав

Символика
      Флаг
      Герб
      Гимн

Председатель

Руководящие органы

Исполком

Региональные организации

Партнеры
      Партия «Русское Единство»
      Движение МОЛОДЫЕ

Наша работа
      Законодательные инициативы
      План работы
      Отчёты о работе

Как вступить?

Почётные члены Общины

Книга памяти

Газета «Русский Мир»

Фотоальбом

Мы в социальных сетях

Контакты
      Республиканский офис
      Наши баннеры

Обратная связь

Архив новостей
      2004-2008 гг.
      2007-2008 гг.
      2008-2012 гг.

Полезные ссылки



Рекомендуем воспользоваться

Международный фестиваль «ВЕЛИКОЕ РУССКОЕ СЛОВО»

22.09.06 РЕФЕРЕНДУМ В ПРИДНЕСТРОВЬЕ - ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

Переезд. Граница.
Договорились и – поехали: Александр Свистунов, председатель партии «Русский блок», Алексей Черняк – лидер крымского молодежного крыла Партии регионов, Олег Родивилов – Русская община Крыма. Все – депутаты Верховного Совета, приглашены в качестве международных наблюдателей на референдум в Приднестровье.
Сразу от Симферополя начался унылый пейзаж: степь, Армянская трасса - безлюдна, курортники уехали, а наших водителей, очевидно, отпугивают цены на бензин.
Выехав к Херсону, заметно прибавили скорость: дороги качественней - многополосные, с разметкой и разделительной линией, регулярно мелькают в боковом стекле ярко раскрашенные урны.
В Одессе, все – наоборот: все окраины, по которым шла объездная дорога - это одна большая барахолка. Предприимчивые одесситы торгуют различной мануфактурой, автомашинами. Клиенты интенсивно разбирают запчасти. Кругом – горы «обглоданных» авто. Возникшие неясные ассоциации вскоре выкристализовались – это как у нас на самозахватах – рваные палатки, кривые «сараи Джемилева», беспорядок, хаос, беззаконие.
Впереди – дорога на Тирасполь.
На последних километрах все начинают искать в сумках, портфелях и карманах документы, очки и мобильные телефоны. Сначала возгласы опасений о забытых предметах, а затем вскрики радости из-за найденного.
На границе – тучи ходят хмуро. Какой-то молодой прапорщик (на русском языке) объясняет нашему коллеге Свистунову, что его внутренний паспорт не подойдет для пересечения границы. Наш автомобиль также остановлен. Мы шумим, доказываем, нервничаем. Свистунову дают какой-то акт, в котором он должен расписаться, что он «невыездной». Потребовав закон «О пересечении границы …», выясняем, что указанная статья ограничивает права «алиментщиков», «уголовников» и прочих «деклассированных элементов». Александр Григорьевич горячится. К пограничникам прибегает «усиление», нас начинают снимать на видео, отбирают у Свистунова паспорт, почему то копирую депутатское удостоверение и даже его партийный билет. После длительных препирательств Свистунов, с явными признаками радости и, одновременно, разочарования и усталости, получает свой «серпастый-молоткастый» обратно.
Мы, Родивилов и Черняк, забираем из машины свои вещи и бредем вместе с другими сотнями (!) пешеходов по пойме какого-то ручья километра два. Идем, как Андрей Миронов в фильме «Брильянтовая рука», держа в вытянутых руках на «плечиках» свои костюмы – нас ждут в Приднестровье как протокольных лиц.
И еще одна ассоциация при переходе моста с красной полосой – словно ты Донатос Банионис из фильма «Мертвый сезон», идешь навстречу таким же сотням «Пауэрсов»… Чушь, маразм, вздор… Нет – это «державный кордон Украины».

Столица ПМР Тирасполь.
После краткой и корректной встречи с приднестровскими пограничниками, спрашиваем дорогу у местной молодой пары, и, эта семья приглашает с собой в Тирасполь. Денег – не берут, говорят, что неудобно - ведь по дороге.
Едем по шикарной дороге. В советские годы это была Молдавия, а сегодня вам любой приднестровец объяснит, что на «этой» стороне Днестра – ПМР, а на «той» Молдова. Единая и дружественная приднестровцам Молдавия осталась в СССР.
Тирасполь сегодня – это чистый (очень чистый), город, с ровными многоэтажными улицами, «сталинками» в центре и «брежневками» на окраинах.
В центре Тирасполя – памятник Суворову, основателю города.
В Центральной избирательной комиссии нас встречают сдержано и по-деловому. Вспоминают, что Симферополь – это тоже детище великого генералиссимуса.
Нам выдают удостоверения, и спрашивают – куда мы желаем поехать (вот вам и «тоталитарный» режим Смирнова). В гостинице – нет мест, но крымчанам «пошли на встречу».
К вечеру – все наблюдатели и журналисты собираются в пресс-центре, организованном независимой немецкой службой. Знакомимся, договариваемся с киевской газетой «События» поехать завтра вместе.
Коротаем вечер тем, что гуляем по главной улице. Вечером в Тирасполе шумно – много молодежи, работают дискотеки, милиции и драк – не видно. Милиции вообще нет, лишь изредка проедут патрульные машины.
По отзывам горожан – в городе нет криминалитета, государство – Приднестровье строго спрашивает с нарушителей, «блатных» - нет.
В офисе «Прорыва» готовятся к опросам на выходе из избирательных участков – «экзит-полам».
На главной площади развернуты «тарелки» телеканалов, стоят палатки движения «Наши», также приехавших на контроль референдума.

Бендеры в осаде
В ЦИКе Приднестровья мы выбрали, на наш взгляд, наиболее тяжелый для инспекции регион – город Бендеры.
Это старинный и, одновременно, промышленный, стотысячный (почти как наша Феодосия) русскоязычный город, который находится на правой стороне Днестра и, в силу данного обстоятельства, очутился в опале у руководства Молдовы, с трудом переживающего «чужих» приднестровцев на «своей» стороне реки.
Четырнадцать лет назад, 19 июня 1992 года, вооруженные румынско-молдавские националисты, под руководством тогдашнего президента Молдовы Мирчи Снегура, высшего должностного лица этой республики, вторглись в Бендеры и буквально залили город кровью. В результате - около полутысячи жертв, тысячи пострадавших, разрушенные и поврежденные жилые дома, роддом, кинотеатр, здание городской администрации… Первыми под этот расстрел попали выпускники школ, возвращающиеся домой, погибли - дети. Эта незаживающая рана до сих пор живет в сердцах горожан, как, впрочем, и всей Приднестровской республики.
Приднестровцы тогда освободили свой родной дом. Они нашли в себе силы и волю, практически без оружия, защитили республику от национал-фашизма Снегура и компании. Ценой сотни жизней добровольцев-казаков был спасен мост, соединяющий два берега Днестра, города-спутники Тирасполь и Бендеры.
За это время приднестровцы, сохранив свое производство, систему социальной защиты, русскоязычную систему образования, а также, создав системы республиканского управления и обороны, законодательства, банковскую систему, создали еще и свой музей новейшей истории ПМР.
Они свято чтут свою независимость, доставшуюся им так непросто, и, одновременно, продолжают стучаться в украинские и российские двери, памятуя о своем славянском родстве.
Однако, с тех пор и до сего дня, под видом проведения совместных следственно-оперативных действий произошедшей трагедии, в Бендерах продолжает оставаться полицейское управление Молдовы (в количестве около 400-450 человек). Здесь также остались две молдовские «зоны» (в каждой по 300 «воспитанников» и по 150 вооруженных полицейских). Кроме того, центр города разделен от своего «спального» Северного района и предприятий молдавским селом Варница, в котором, в настоящее время, размещен батальон внутренних войск Молдовы. Итого около тысячи вооруженных людей соседнего, явно недружественного режима, находящихся в повышенной боевой готовности.
Как тут не отметить, что как раз в день Приднестровского референдума, прошли совместные «плановые» милитаристские учения вооруженных сил Молдовы и НАТО. Естественно, что из всей территории для них изыскали место лишь в непосредственной близости от ПМР - буквально в семи километрах от пригородного к городу Бендеры села Гиске, но зато под сугубо традиционной «мирно-слащавой» натовской вывеской.
Не смотря на эти грозные факты, приднестровцы, уже привыкшие к пятнадцатилетней осаде и регулярным провокациям, втянувшись за эти годы в сугубо мирную жизнь, абсолютно спокойно, даже с легкой иронией, и, я бы сказал, с чувством собственного достоинства, обсуждали пути дальнейших путей локализации блокады ПМР.

Блокада.
Шантаж Приднестровья – генеральная линия недругов православия, русского и всего восточно-славянского мира. Последним таким шагом стало «экономическое эмбарго» и полная блокада всех грузов, выпускаемых в ПМР в марте 2006 года.
К слову, полумиллионная ПМР выпускает в два раза больше промышленной продукции, чем вся четырехмиллионная Молдова. А такая базовая отрасль как энергетика практически на 100% формируется в ПМР - на Дубосарской ГЭС и Тираспольской ГРЭС, а выработанная электроэнергия лишь продается в Молдову.
О газе – и говорить нечего, все жизненные коммуникации идут с Востока на Запад, т.е. из Приднестровья в Молдову.
Выжили и успешно действуют в новых капиталистических условиях как заводы-гиганты: «Прибор» (Бендеры), «Кабель» (Бендеры), порошковой металлургии (Рыбница), прицепов-термосов (Тирасполь), МАП «Салют» (Бендеры), так и более мелкие, но не менее известные: коньячный завод «Квинт» (Тирасполь), обувной концерн «Флари» (Бендеры), завод по выпуску микроэлектроники.
Все их потребители, и, одновременно, поставщики – российские и украинские предприятия.
«Оранжевые» Украины присоединились к блокаде 3 марта 2006 года. Не надеясь на результаты выборов 26 марта, полагая, что за 2 месяца блокады Приднестровье падет (сдастся), а нового украинского правительства к тому времени не будет, они пошли на эту сомнительную аферу.
Итог полугодовой блокады – ПМР живет. А наши с вами убытки – свыше 1 миллиарда 200 миллионов гривен (по 70 гривен на каждого жителя Украины). Кроме того - возобновился спор Румынии и Украины из-за порта в г.Рени, румынская сторона вновь настаивает, что этот порт вредит экологии и повторно судиться с Украиной. Малейший сбой производства, таким образом, начал сказываться не только на экономических показателях, но и в политике.
К счастью, 8 сентября возобновилось грузовое железнодорожное сообщение. Это, по-видимому, первое благоприятное следствие работы нового состава Кабинета Министров Украины. На очереди – возобновление работы пригородных электричек «Одесса-Тирасполь-Одесса». Ну не могут же люди в зимнее время пешком переносить свой скарб по пограничной полосе…

Голосование.
Утро дня голосования в Тирасполе напомнило добрые советские времена: на избирательных участках - музыка, выступают детские творческие коллективы, работают буфеты, все местные жители идут голосовать хорошо одевшись, с приподнятым настроением.
Накануне, во Дворце пионеров столицы ПМР, прошла пресс-конференция для приезжих журналистов, в республику прибыло свыше 100 иностранных СМИ. Были даже весьма экзотические – канадские, израильские и австралийские.
(Как председатель Постоянной комиссии по культуре, делам молодежи и спорту отметил про себя, что Дворец пионеров в Тирасполе находится в весьма приличном состоянии: на окнах – современные стеклопакеты, во Дворце - современное звуковое и светооборудование, неплохая, а главное почти новая мебель. Словом, для детей правительство создает нормальные условия, и, это – в условиях блокады!)
Вскоре в эфире прошло сообщение, что на всех 262 избирательных участках Приднестровья голосование состоялось, таким образом, уже к обеду большинство избирателей определилось с выбором.
А утром следующего дня пришло известие – подавляющее большинство жителей всех национальностей высказалось за Россию.

Победа будет за нами!
Возвращаясь, увидели на пограничном КПП «Первомайское», между Тирасполем и Одессой, огромную очередь из пешеходов, велосипедистов, машин. Чувствовалось, что пограничники Украины не ожидали такого развития событий, ибо желающих до 20 часов вечера успеть в свои приднестровские города и села (время окончания голосования на референдуме) было во много раз больше, чем возможностей единственного компьютера, на котором вносят электронную «базу данных» о лицах, пересекающих границу (будь она трижды проклята!).
И уже смешно было слышать радиостанцию с Де-Рибасовской (или Большой Арнаутской) о том, что по соседству с Приднестровьем, в Одесской области, также – «чисто случайно», прошли учения Министерства по чрезвычайным ситуациям Украины с 250-тью экспертами из американского штата Калифорния. По легенде этих учений украинские «чрезвычайщики», совместно со своими новыми американскими друзьями, ликвидировали виртуальные последствия условных «террористических актов».

Эпилог.
Не помогли «западникам-американистам» и создаваемые ими пробки на пограничных с Приднестровьем КПП. Уже обнародованы первые результаты референдума – народ ПМР, в подавляющем своем большинстве, высказался «за» интеграцию с Россией, и «против» режима националистов в Молдове.
Так, по данным Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), явка избирателей на данный референдум составила около 78% (подавляющее большинство), а для признания этого опроса действительным по местному законодательству считается 50-процентная явка плюс один голос.
Подтвердили независимость Приднестровья около 97% его граждан, они же высказались за воссоединение с Россией!
В этом декабре – референдум в Белоруссии.
Глядишь, и Молдова когда-то снова станет Молдавией.

Олег Родивилов,
депутат ВС Крыма,
председатель КРО Партии «Русский блок»,
участник событий


Движение Молодые

Козенко Андрей Дмитриевич